«Кратковременная авантюра немцев, которая продлится несколько дней и закончится полным провалом». В СССР не верили в начало войны

В прошлой подборке были собраны свидетельства, как в канун нападения Гитлера на Советский Союз Сталин не верил агентурным сообщения о дате начала войны 22 июня 1941 года. Сейчас продолжение темы: Сталин в первый день войны.

Не понимал опасности и народ, воспитанный на фильмах-агитках, типа «Если завтра война», в которой враги в ужасе поднимают руки вверх.

На Ленинградском металлическом заводе рабочие рассуждали: «Ну, за неделю, пожалуй, не кончишь; надо бы до Берлина дойти… Недели 3–4 понадобится… Немецкий рабочий класс обязательно восстанет…»

Константин Телегин, служивший в Управлении политпропаганды пограничных войск СССР, вспоминал: «…в первый день войны мы с нетерпением ждали с границы сообщений, что враг не прошел, а там, где прорвался, разгромлен и отброшен назад».

В воспоминаниях управляющего делами Совнаркома Якова Чадаева есть рассказ о том, как поздно вечером 22 июня он шел позади Климента Ворошилова и Георгия Маленкова, которые громко говорили о том, что развернувшиеся боевые действия – кратковременная авантюра немцев, которая продлится несколько дней и закончится полным провалом агрессора. Примерно в таком же духе высказывался и Вячеслав Молотов.

Но давайте обратимся к хронологии дня, когда началась Великая Отечественная война.

22 июня 1941 года

  • 03.30 – немецкие связисты перехватили радиопереговоры Красной армии: «Нас обстреливают. Что делать?».

Ответ из вышестоящего штаба был таков: «Вы что, с ума сошли? Почему ведете передачу открытым текстом?»

radisty

  • 03.30 – руководители Генерального штаба Николай Ватутин и Георгий Жуков находились в кабинете наркома обороны Семена Тимошенко.
  • 03.30. Начальник штаба Западного ВО генерал В.Е.Климовских доложил о налете на города Белоруссии.
  • 03.33. Начальник штаба Киевского округа генерал Максим Пуркаев доложил о налете на города Украины.
  • 03.40. Командующий Прибалтийским округом генерал Федор Кузнецов доложил о налетах на Каунас и другие города.
  • avianalet
  • Семен Тимошенко отдал приказ начальнику Генштаба Георгию Жукову звонить Сталину. К телефону долго никто не подходил. Жуков звонил непрерывно, пока, наконец, не услышал сонный голос дежурного генерала управления охраны и не попросил к телефону Сталина. «Что? Сейчас?! – изумился начальник охраны. – Товарищ Сталин спит». «Будите немедля: немцы бомбят наши города!» – сказал Жуков.

Через 3 минуты к аппарату подошел Сталин. Жуков сообщил, что Германия начала боевые действия против СССР, и просил разрешения начать ответные боевые действия. Сталин молчал. Жуков спросил: «Вы меня поняли?» Опять молчание. Наконец Сталин спросил: «Где нарком?» – «Говорит с Киевским округом по ВЧ». «Приезжайте в Кремль с Тимошенко. Скажите Поскребышеву, чтобы он вызвал всех членов Политбюро».

Stalin-sidit

  • 03.45 – нарком военно-морского флота Николай Кузнецов позвонил в Кремль. Со Сталиным его не соединили. Нарком просил передать, что совершен воздушный налет на Севастополь.

Через несколько минут ему перезвонил Георгий Маленков: «Вы понимаете, что докладываете?» «Понимаю и докладываю со всей ответственностью: началась война».

vozdushnyi-nalet

  • 03.45–04.00 – нарком обороны Семен Тимошенко на 4-й раз дозвонился в Западный особый военный округ: «Товарищ Сталин не разрешает артиллерийский огонь по немцам».

Заместитель командующего округом Иван Болдин кричал: «Как же так? Ведь наши войска вынуждены отступать. Горят города, гибнут люди», – и настаивал на немедленном вводе в дело механизированных, стрелковых частей и артиллерии. Тимошенко приказал: «Никаких мер не предпринимать, кроме разведок в глубь территории противника на 60 километров».

tank

  • 05.00–06.00 – германские войска пересекли государственную границу СССР и перешли в наступление по трем направлениям: юго-восточнее Тильзита, восточнее Сувалок и в районе Бреста и южнее Владимир-Волынска.
  • granitsa
  • 06.00 – начались передачи всесоюзного радио. Урок гимнастики, «Пионерская зорька»…
  • 08.00 – открылись сберкассы. Те смышленые советские граждане, которые знали иностранные языки и услышали по зарубежному радио весть о нападении Германии, примчались к сберкассам к открытию и, сняли все деньги со своих счетов.

Распоряжение о замораживании вкладов населения и об ограничении продажи облигаций займов до окончания войны придет позже.

  • 10.00 – в Кремле, в горячке телефонных переговоров, распоряжений кто-то сказал, что надо бы выступить по радио, сказать народу о случившемся, призвать к отпору врагу. Все замолчали и посмотрели на Сталина. Молотов сказал, что нужно выступить, конечно же, Иосифу Виссарионовичу. Сталин довольно долго ходил по кабинету, потом сказал, что рано ему выступать в первый день, будут еще другие возможности, а сегодня пусть выступит Молотов. Текст готовили сообща, Сталин вставил несколько фраз.

В своих воспоминаниях (они были опубликованы только в 1988 году) Анастас Микоян писал, что Сталин 22 июня «упорно отказывался» выступить по радио, несмотря на «наши» (членов Политбюро) уговоры. «Сталин был в таком подавленном состоянии, что не знал, что сказать народу», которому обещал мир, а если войну, то на территории противника, писал Микоян.

Ubitye

  • 12.15 – заместитель Председателя СНК СССР и нарком иностранных дел Вячеслав Михайлович Молотов (Скрябин), волнуясь и заикаясь больше обычного, сообщил о нападении Германии на СССР: «Сегодня в 4 часа утра без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города – Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие, причем убито или ранено более 200 человек».

Закончил он свое выступление словами, ставшими знаменитыми: «Наше дело правое, враг будет разбит. Победа будет за нами!»

molotov

  • 21.00 – выступая по радио, английский премьер Уинстон Черчилль сказал: «Я вижу русских солдат, стоящих на пороге своей родной земли, охраняющих поля, которые их отцы обрабатывали с незапамятных времен… Я вижу десятки тысяч русских деревень… и как на все это надвигается гнусная нацистская военная машина… У нас лишь одна-единственная цель. Мы полны решимости уничтожить Гитлера и все следы нацистского режима…»

Черчилль, известный своей ненавистью к коммунизму, 22 июня 1941 года на весь мир заявил: «…мы окажем России и русскому народу всю помощь, какую только сможем». И надо сказать, он постарался сдержать свое обещание.

Churchill
Вячеслав Молотов (крайний слева) и Уинстон Черчилль (крайний справа).
  • Иосиф Сталин, узнав о содержании выступления Уинстона Черчилля, был, по свидетельству очевидцев, чрезвычайно изумлен, что Великобритания не примкнула к Гитлеру.

Иосиф Виссарионович всегда не любил Англию. Получив известие о нападении Германии, он был уверен, что британский флот на полных парах идет по Балтийскому морю, чтобы совместно с Гитлером напасть на Ленинград и Кронштадт.

ЧИТАЙТЕ ПРЕДЫДУЩУЮ ПУБЛИКАЦИЮ:

Иосиф Сталин: «Нас пугают немцами… Это тонкая политическая игра!». Прозорливец Сталин не верил, что Гитлер нападет 22 июня

portret-Stalina

Геббельс был похож на обезьяну и хромоног, но до нападения на СССР обхитрил Сталина

review-Goebbels

Рекламный блок
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Нажимая на кнопку, я даю согласие на рассылку и принимаю политику конфиденциальности
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: