«Девушка при обезьяне». У неё нет личной жизни, она рабыня животного

Наверное, пришло время рассказать вам случай необычный, поломавший судьбу молодой девушки. Верней, это история еще одного зверя, который стал роком для человека. Назовем ее так: «Девушка при обезьяне».

На эту девушку вышли журналистки, когда пошли делать репортаж о приехавшем из Средней Азии зооцирке. Правда, зооцирком назывался лишь передвижной зверинец, кочевавший из города в город: кроме показа зверей, в нем никаких представлений не было.

Звездой зооцирка, конечно, была обезьяна, по кличке Вега. Это была крупная самка шимпанзе: как выяснилось, капризная. Когда корреспондентки подошли фотографировать Вегу для газеты, то служащие позвали ухаживающую за шимпанзе девушку лет 18-20.

Она была родом из Средней Азии, и звали ее, почти как Гюльчитай из фильма «Белое солнце пустыни», ласковым тюркским именем Гульсум.

Все сразу заметили, что у подошедшей к клетке с Вегой Гульсум глаза на мокром месте – большие и черные, как сливы.

– У меня обувь изорвалась, – объяснила она печаль репортершам. – А Вега не отпускает в город купить ее…

Скоро газетчики почти всё знали о Гульсум. Ее цирк прихватил кочевать с собой пару лет назад из маленького городка в Средней Азии – нужна была служащая, которая кормит и обихаживает шимпанзе. То есть обычная пара в таких зверинцах: девушка и обезьяна.

До этого с Вегой никто не выдерживал больше месяца. Это была истеричная обезьяна: могла часами кричать диким голосом, могла плеснуть водой в проходивших служащих. Капризам животного не было конца, пока не появилась в зооцирке Гульсум. Вопреки капризам, молодую сотрудницу обезьяна сразу приняла и они подружились.

Но дружба была какой-то жуткой. Полюбившая новую служащую обезьяна, по сути, поработила ее и не отпускала от себя ни на шаг. По сути, шимпанзе превратила Гульсум в девушку-рабыню. Вега поднимала истошный крик, возбуждавший всех зверей, если в течение часа не видела Гульсум у клеток с зверями и считала ее «пропавшей», пока та где-то в закутке пила чай.

Обезьяна отказывалась принимать пищу, если ее приносила не Гульсум, и опрокидывала миски. Ела она только в присутствии девушки и переставала жевать, если та уходила.

За два года такой страстной «дружбы» (для Гульсум – работы в зооцирке) обезьяна полностью подчинила себе молодую девушку, по-азиатски терпеливую и покорную: орала и требовала, что та спала рядом с ее клеткой. Иначе ночью шимпанзе куролесила и будила криками остальных зверей.

Гульсум пришлось стелить лежанку возле клетки Веги: зимой спать в вонючих сараях, а летом в непогоду – всю ночь дрожать под одеялом на открытом воздухе.

Почти круглые сутки девушка была при обезьяне, не смея увидеть городов, по которым кочевал зверинец, позволить себе сходить в кино после рабочего дня или выйти погулять.

У неё уже не выдерживали нервы от ненасытной любви животного. Но дирекция уговаривала девушку не увольняться и не уезжать домой в Среднюю Азию, добавляя какие-то копейки к окладу или пугая не имевшую специальности Гульсум неизвестностью вдали от зверинца.

Однажды к Гульсум приехал парень из ее среднеазиатского города. Там он был ее женихом и ждал. Но каждый раз, когда он, приехав, подходил к Гульсум, обезьяна поднимала истошный крик и так трясла прутья клетки, что казалось: выломает их.

Влюбленные урывками встречались за цирком, улучшив минуты, когда Вега была «на работе»: ела бананы в клетке или тупо сидела в окружении обступивших зрителей, высматривая Гульсум.

Но потом Надир или Тагир (никто уж не помнил имя парня) понял, что не сможет делить Гульсум с обезьяной, и уехал однажды утром. Гульсум плакала, иногда прямо возле клетки – а где ей еще было плакать?

Вега в это время была с ней нежна: просунув волосатые руки сквозь прутья клетки, «искала блошек» в волосах подруги –  у обезьян это высшее проявление любви и доверия.

Неизвестно, чем закончилась эта «обезьянья» история. Сочувствовавшие Гульсум женщины-журналистки советовали ей бросить зооцирк и, уволившись, уехать в жизнь, на свободу. Они звали Гульсум приехать в редакцию на интервью, обещая прислать за ней машину. Но обезьяна Гульсум не отпустила.

Потом зооцирк уехал и уже не вернулся. Что сталось с рабыней при обезьяне? Бросила ли она после уговоров женщин редакции кочевую жизнь, зооцирк и Вегу, непонятно. Но такой загубленной животным человеческой судьбы никто из нас не встречал.

Бывает, конечно, людям приходится забыть про себя ради ухода за близкими. Мамочки при больных детях. Жена при муже-калеке. Сын при матери, не встающей с постели.

Это по-человечески понятно. Но чтоб при обезьяне…

Обезьяна, по сути, поломала жизнь Гульсум. На фоне подобной жизни служащих в цирках и зоопарках, история еще одного зверя, может, и не выглядит ужасной. Но не приведи рок быть в такой зависимости у животного-эгоиста.

Друзья, заходите на «Визуалочку» за новыми историями!

P. S. Эта статья автора публиковалась на его канале в Яндекс. Дзен (см.Источник).

Рекламный блок
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Нажимая на кнопку, я даю согласие на рассылку и принимаю политику конфиденциальности
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: